В моей груди бьётся много сердец

Kingdom Come – одна из самых нестандартных групп в тяжёлой музыке. Отнести их творчество к какому-то определённому жанру не могут ни критики, ни сами музыканты. И, конечно, виновник этого – сам Ленни Вольф, создатель, идейный вдохновитель и бессменный фронтмен коллектива. Прошло два года с момента выхода последней пластинки Kingdom Come (а то и все четыре, если считать только новые альбомы, а не сборники, пусть и с добавлением пары новых композиций), и на полки магазинов лёг новый диск. Такой же нестандартный, как и предыдущие, - Ленни верен себе. Это интервью состоялось в начале марта, когда до выхода “Outlier” оставалось больше двух месяцев, а в России праздновали Международный женский день. Понятно, что при таком раскладе мы не могли не поговорить о женщинах, человеческих отношениях и, конечно, о музыке.  

Привет, Ленни!


Здравствуй, Екатерина.

Ого, откуда ты знаешь, как меня зовут?

Так написано у меня на бумажке. «Прекрасная Екатерина из России» и все такое. (Дружный смех.)

Спасибо. По-моему, мы собирались поговорить о твоём новом альбоме. Почему на его подготовку ушло так много времени?

Ну, прошло всего полтора года, не так уж и долго. К тому же, я решил не торопиться. Иногда я работал две недели подряд, а иногда недели три даже смотреть на студию не мог, настолько был выжат. Вот преимущество собственной студии – можно работать, когда захочется, что делает процесс значительно более удобным. Особенно когда я пытаюсь найти своё собственное звучание, что отнимает очень много времени. То есть, написать простую типично роковую песню не так уж и трудно, а вот в таких вещах, как, например, “Rough Ride Ralleye” или “When Colors Break the Grey”, все эти атмосферные элементы требуют долгой проработки. Нужно какое-то время поработать, потом сделать паузу, вновь вернуться к работе… На всё это уходит время. И вообще, я же никуда не тороплюсь, верно?

Думаю, нет. Ты работал над альбомом один?

Да, снова Ленни приходится выполнять задание в одиночку. Это не означает, что я не хотел бы работать с другими. Быть частью команды было бы даже проще, потому что мне в таком случае не пришлось бы нести весь груз на своих плечах и можно было бы думать только о пении. Но иногда мне кажется, что лучший вариант - это всё делать самому. Знаешь, как говорят? «У семи нянек дитя без глаза». Вот в этом всё и дело. Если ты точно знаешь, в каком направлении хочешь двигаться, то и результат получается лучше. Так что так я и сделал.

Знаешь, ведь что бы ты ни делал, это одновременно будет и правильно, и нет, точно никто не знает. Так что я просто делал то, что должен был, никакого глобального плана у меня не было, я не думал о том, как должен звучать или что должен делать. Мне всё равно. Мне не нужно никому ничего доказывать. Я люблю погружаться в пучину музыкального космоса, вселенной музыки и искать на её просторах неисследованные звёзды, из которых, если мне повезёт, я могу состряпать что-то новенькое. Мне нужно это приключение. Мне скучно просто повторять себя раз за разом, писать по шаблонам и всё такое. Что ж, по крайней мере, я не сдаюсь.

Ну а тебе не требуется какой-то взгляд со стороны на твою музыку?


Да, да, вот почему я работаю в студии, скажем, две-три недели, а потом внезапно всё бросаю. Например, прошлым летом я не так уж много работал. То есть, я проводил время в развлечениях, валял дурака, потом отпирал студию и работал там несколько дней, а потом снова: «А, мне нужен перерыв!» Так что, по-моему, у меня не было времени ломать голову над тем, что я сделал правильно, а что нет.

Какой смысл ты вкладываешь в название альбома?

Само слово - “Outlier” – появилось по дороге из Германии в Австрию. Мой водитель заскочил ко мне вместе со своей девушкой, и мы ехали по автобану уже шестой час, когда я сказал: «Слушайте, мне нужно придумать название для альбома». К тому времени у меня уже было три очень неплохих варианта. Но они сказали: «Ленни, это отстой». – «Окей, давайте придумаем что-то получше». А ещё через два часа девушка моего водителя вдруг сказала: “Outlier”. Я понятия не имел, что это значит, так что я погуглил, и мне очень понравилось то, что я увидел. “Outlier” («объект вне класса») – в этом слове всё моё детство. В молодости я всегда был сам по себе, и моя музыка тоже в какой-то степени «вне класса», потому что это не просто рок, не просто металл, не просто индастриал, она объединяет все эти жанры. Так что, можно сказать, что вся моя жизнь проходит «за рамками». В общем, это название мне отлично походит, и я счастлив, что нашёл его.

Вообще-то я даже удивлена, что оно не появилось раньше. Ты мне всегда казался этаким чужестранцем, взирающим на наш мир со стороны…

Знаешь, всему своё время. События происходят тогда, когда и должны произойти. И иногда просто требуется чуть больше времени. Это какой-то общий космический замысел, о котором я ничего не знаю. Но я рад, что ты это сказала, ведь это значит, что ты понимаешь, что я из себя представляю. Я имею в виду, во взаимоотношениях Kingdom Come и России всегда был свой особенный нюанс. И это мне нравится. Знаешь, просто вот говорить с тобой, слышать этот русский акцент… Это круто, я счастлив.

Спасибо (Смеюсь.)

И я не пытаюсь изобразить вежливость, я говорю, как оно есть.  

Спасибо тем более. Расскажи, что из себя представляет “Outlier” в музыкальном плане. Вот в пресс-релизе говорится, что ты, цитирую, поместил свой голос между традиционными структурами рока и элементами современного саунда». Что бы это значило?


А ты слушала сами песни?

Нет, у меня не было такой возможности.

А, ясно. Потому что ты сразу поймёшь, когда послушаешь. Знаешь, Kingdom Come всегда находились как бы между блюзовым звучанием 70-х и новой эпохой, всякими там тяжёлыми стилями, как их ни назови. И новый альбом… Как бы это сформулировать… Там есть две-три песни, которые я мог бы написать ещё в 1988 году. И в то же время пара других песен звучит так, что так и хочется сказать: «Что это за фигня? Наверное, Ленни принимает какие-то странные таблетки». (Смеётся.) Вообще я в последнее время дал много интервью, и те люди, кто уже послушал альбом, говорили мне, что на нём множество разных стилей, но они все как-то уживаются вместе. Вот это я и хотел услышать, и я очень рад таким отзывам. Но это всё очень субъективно, ведь все слышат и понимают песни совсем не так, как это делаю я, потому что это я их написал. Вот почему этот вопрос тебе стоило бы задать другим людям, которые уже послушали песни, и которые не являются мной. 

Договорились. Тогда другой вопрос для тебя. Ты планируешь гастрольный тур с новым альбомом?

Мы сейчас ведём переговоры с агентством. Посмотрим, что они предложат. Ещё я связался со своим бывшим лейблом из Нью-Йорка, и у них тоже есть пара идей, которые стоит обдумать, но сейчас я не могу ничего сказать точно. Kingdom Come не будет выступать где угодно и когда угодно только ради того, чтобы сыграть еще один концерт. В этом нет никакого смысла. Например, однажды мы получили предложение от пивоваренной компании. И мы было подумали: «Ух, наверное, надо бы согласиться, потому что зрителей там будет что-то около 30 тысяч и всё такое». Но в конце концов, мы отказались, потому что Kingdom Come – это не попсовая группа. Нет никакого смысла играть перед таким количеством пьяных людей. Kingdom Come создавались не для этого. Чтобы отыграть концерт, нам нужно подобрать правильный клуб, правильное время и так далее. Так что посмотрим. Ещё ничего точно не решено.

Я так понимаю, с твоей точки зрения, пусть зрителей меньше, зато они хотят слушать именно вашу группу.


Совершенно верно. Я не против выступать перед большой толпой, мне всё равно, но я хочу, чтобы они шли слушать именно нас. Когда в 1988 году мы выступали на «Монстрах рока», там была большая сцена, которую мы делили с Metallica и Scorpions, и так далее. Это было круто, мы получили удовольствие, но с музыкальной точки зрения меня вообще не зацепило. Я не мог никого разглядеть, мы играли перед каким-то невыразимо огромным людским морем. Никакого личного контакта. Так что пойми меня правильно, это отличный опыт и всё такое, но да, я предпочитаю залы поменьше.

Как мне кажется, ваш стиль музыки настолько уникален, что сложновато будет найти другую группу, которая могла бы поехать в тур вместе с вами.

Ты знаешь, я очень рад, что ты подняла эту тему, потому что это действительно одна из наших проблем. Ведь Kingdom Come – это не старая группа вроде Scorpions, они пришли в этот бизнес гораздо раньше нас. И в то же время, Kingdom Come – это и не новая группа, мы где-то посередине. Это проблема и для нас, и для лейбла, особенно в связи с новым альбомом, на котором перемешано много разных стилей. По этой причине его сложно продвигать. Например, если Motorhead выпускает новую запись, то ты точно знаешь, что это будет. Такая же обложка, тот же стиль музыки… Это нормально. Не пойми меня неправильно, я не собираюсь это осуждать, я просто говорю, что это предсказуемо. А нас практически невозможно отнести к какой-то одной категории, ни по стилю, ни с точки зрения рынка. Так что нам сложнее, но тут ничего не поделаешь. Возможно, мне на роду написано не уметь выбирать лёгкие пути, но… Я не могу это изменить, я не хочу это менять, это и есть Kingdom Come.

Знаешь, для каждой музыки есть правильное настроение, в котором её нужно слушать. Одну музыку хорошо слушать, когда ты погружён в размышления, другая придаёт энергии и веселья… Как считаешь, какое настроение правильное для твоей музыки?

Любое. На завтрак ты можешь включить что-то акустическое. Такие вещи, как “Free Bird”, например. А если ты сидишь в машине в два часа ночи и хочешь разгрузить мозги, то можешь послушать "Riding High Distortion" или “Outlier”, он отлично подойдёт для этого. Этот альбом создан для того, чтобы слушать его в машине. Kingdom Come подойдёт для любого настроения, какое ты только можешь себе вообразить. Конечно, если кому-то нравится, скажем, кантри, понятно, что ему не стоит слушать Kingdom Come. И если кому-то нравится рэп, то ему тоже не стоит слушать Kingdom Come. Но, как я уже говорил, нас нельзя отнести только к какой-то одной категории. Kingdom Come – не просто индастриал, не просто метал, не просто баллады. В нашей музыке есть всё это. В моей груди бьётся много сердец одновременно, и этот хор я пытаюсь передать, когда сижу у себя в студии и прошу Всемогущего: «Пошли мне новых идей, дай мне капельку креативности». Поэтому какие-то песни имеют простую структуру, а какие-то – совершенно бредовые.

Вот, что из себя представляет Ленни. Он мечтатель, он идиот, он Дональд Дак, он всё время в своих мыслях. Иногда он любит вечеринки, а иногда он парит в облаках. Всё это сочетается во мне, и эти разные грани проявляются в моих песнях. Вот почему моя музыка настолько личная: она на 100% отражает внутренний мир Ленни. И вот почему я ненавижу говорить о музыке. Музыку нужно прочувствовать, это такой космический язык. Ты не можешь объяснить, почему эта песня делает тебя счастливым или несчастным, или придаёт силы, или что-то ещё. Или почему этого не происходит. Никто не может дать этому научное объяснение. И я счастлив, что такого объяснения нет. Иногда я жалею, что мы так много знаем о вселенной, потому что, чем меньше мы знаем, тем больше мы можем мечтать. Знание – это ведь ещё далеко не всё. Иногда бывает здорово не знать. Я не хочу знать, почему люди влюбляются, я не хочу знать, какие химически процессы при этом происходят, мне до задницы. Я просто хочу влюбляться, и на этом всё.

Среди твоих песен я не нашла ни одной, в которой бы речь шла борьбе против системы, “breaking the law" и всё такое. Хотя вообще это довольно популярная тема для рок-музыки. Почему так? Тебе это неинтересно или ты с пониманием относишься к обществу и его законам?

Ты знаешь, это забавно. Я ведь лично знаю многих рок-музыкантов, так? И вот, оказавшись дома, они надевают свои уютные домашние тапочки, удобные спортивные штаны, наливают чашечку чая и садятся на диване в обнимку с любимой посмотреть телевизор. А там – какой-то парень заявляет: «Долой законы! Убьём их всех!» Это просто как «Ау, есть кто-нибудь дома?» Это чушь какая-то. Некоторые из таких музыкантов просто зарабатывают на своей музыке деньги, славу, известность, не знаю, что ещё. Это их выбор, но я так делать не могу. Я не могу обманывать самого себя, я не могу пудрить себе мозги. Каждое утро, когда я встаю с постели, мне не должно быть стыдно смотреть на себя в зеркало. И я не могу петь о том, во что не верю. Есть всякие группы, которые поют: «Убьём друг дружку, убьём всех вокруг» и так далее. Я больше не могу слушать эту фигню. Это просто клише, на 99% это полная ерунда, и мне это кажется просто глупым. Понятно, что это бизнес, но поверь мне, как бы дико они ни выглядели и как бы агрессивно себя ни вели, скорее всего, на самом деле, это очень милые и вежливые парни. Видишь ли, серийные убийцы не похожи на металлистов, они похожи на твоего вежливого соседа по лестничной площадке. Я знаю много пекарей, которые принимают наркотиков больше, чем любой металлист. Так что всё это – стереотипы, и многим людям нравится под них подстраиваться. Я не пытаюсь сказать, что это ужасно. В конце концов, мы живём в свободном мире, каждый может делать то, что ему нравится, но лично мне это неинтересно. И конечно, мне неинтересно петь о массовых убийствах и нарушениях законов, потому что когда загорается красный свет, я предпочитаю остановиться и подождать, пока проедут другие машины. Так устроен этот мир.

Всегда ли свобода означает одиночество?

Ух, это очень тонкий вопрос. Скажем так, есть такая вещь, как меланхолия. На мой взгляд, это очень позитивный вид энергии. Например, сидеть в машине, слушать хорошую музыку и предаваться меланхолии – всё это даёт мне безумный заряд энергии. Я это обожаю. Именно в такие моменты я становлюсь ближе ко всемогущему. Об этом, кстати, поётся в новой песне “Let the Silence Talk”. Как раз то, о чём я говорю, когда я совершенно один сижу в темноте и чувствую особенное единение с самим собой. Понимаешь, о чём я?

Думаю, да.

А ещё я знаю много людей, которые живут с кем-то, но остаются одинокими, если ты понимаешь, что я имею в виду. Я думаю, дело в том, что люди изо всех сил стараются найти для себя идеальную пару, с кем они были бы счастливы до конца своих дней, аллилуйя, и всё такое. Но нужно осознать, что, прежде всего, нужно научиться самому быть счастливым, а потом уже искать кого-то, кто стал бы вишенкой на торте жизни. Это было бы великолепно. Не нужно искать того, кто станет этим самым тортом. Так что в одиночестве нет ничего плохого. Одиночество может быть очень хорошей штукой, всё зависит от того, как ты им распорядишься.

Ты считаешь, отношения ограничивают?

Безусловно. Неважно, в личной жизни, в бизнесе или где-то ещё, отношения не с тем человеком могут всё испортить. Есть люди, которые быстро понимают, что связались не с тем человеком, а есть те, кто никогда этого не осознаёт. Что особенно забавно, иногда, если человек понимает, что его отвергают, он вдруг проникается ещё большей любовью. Это какая-то болезнь, это фигня полная. Когда происходит, как с той женщиной, которая ждала меня 12 лет. Я ей тысячи раз говорил: «Милая, я не то, что тебе нужно. Я не твой мужчина. Я никогда им не буду. Сделай себе одолжение, уйди из моей жизни. Будь счастлива снова». И чем чаще я её просил уйти, тем больше она в меня влюблялась. Это так глупо. Может быть, ей нужно было чувствовать боль, не знаю. У каждого есть какие-то свои мечты и желания…

Что в итоге с ней случилось?

В конце концов, она «переболела» мной, нашла кого-то ещё. Какое-то время она злилась на меня за то, что потратила так много времени впустую, но я же никогда не просил её ждать. Так что она злилась на себя, но выплёскивала это на меня. Это не моя вина. Никто не совершенен, я тоже всего лишь человек. Мне много раз разбивали сердце, я совершал миллионы ошибок, вёл себя, как полный идиот, это и называется взрослением. Кто из нас совершенен? Но если ты так и не научишься понимать, что для тебя хорошо, а что плохо, то не стоит удивляться, что однажды ты споткнёшься и больно упадёшь. И не сможешь подняться. Кто-то учится на своих ошибках, а кто-то нет.

Раз уж мы заговорили о женщинах, ты знаешь, что сегодня в России праздник?

Если честно, нет.

Он называется «женский день», и в этот день все мужчины должны дарить подарки своим любимым или как-то ещё выражать свою привязанность. Не хочешь сказать пару приятных слов всем девушкам, которые слушают твою музыку?

О, прости мне мою необразованность. И всё-таки это похоже на «вот, в этот день ты должен праздновать это и вот то». Это просто не моё. Я делаю подарки тогда, когда захочется, а не когда этого требует от меня календарь. Всё, что я могу сказать тебе, это, что моё маленькое немецкое сердце хранит особые чувства к русским девушкам, и я надеюсь скоро увидеть вас всех снова и обменяться великой энергией любви.

Наверное, это не очень хорошая идея – поздравлять тебя с днём рождения за три дня до того, как он наступил… Так что я просто спрошу, как тебе удаётся выглядеть так хорошо? По-моему, ты вообще не стареешь.

Может быть, мне просто повезло с генами. Я никогда не курил, может, и это тоже помогает. Напивался я, наверное, всего раз двадцать за всю жизнь. Преимущество жизни музыканта в том, что я могу высыпаться каждый день, мне не нужно вставать в 6 или в 7 утра, и это для меня очень важно. Я стараюсь правильно питаться, у меня было много хорошего секса. Пение полезно само по себе, потому что ты выплёскиваешь всю гадость из себя, понимаешь? Но в остальном… Не знаю, никаких идей.

Официальный сайт Kingdom Come: http://www.lennywolf.com

Выражаем благодарность Максиму Былкину (Soyuz Music) за организацию этого интервью

Екатерина Акопова
8 марта 2013 года
© HeadBanger.ru