Роман Патрашов, Наталья Хорина, Russian Darkside e-Zine, 2005

«Свободный полёт.»

Говорить с Ленни Вольфом никогда не бывает скучно. Этот человек всегда делает то, что хочет; он знает, что значит идти против течения и не сломаться, и, что не менее важно, знает, зачем ему это нужно. Кому-то может не понравиться индустриальное направление, которое Ленни избрал на своём предыдущем альбоме "Independent" (2002) и развил на последнем "Perpetual", кому-то — то, что он говорит или делает. Но, так или иначе, у Вольфа всегда есть обоснование любого своего поступка, все его действия базируются не на банальной фразе "я делаю, что хочу", а основаны на четких принципах и вере в правильность выбранного пути. Мы и сами не всегда соглашаемся с теми или иными его утверждениями, но не можем не уважать его позицию. В конце концов, рок-н-ролл и хэви-метал в первую очередь подразумевают свободу самовыражения.

Как ты оцениваешь своё прошлогоднее выступление в Кремле?

Это было замечательно! Конечно, мы не первые, кто там выступал, но для меня это очень этот концерт очень много значил с эмоциональной точки зрения. Вернувшись в Германию, я стал показывать фотографии моей бабушке. Ей 82 года, и она просто не могла поверить в то, что я выступал в Кремле! Прекрасно, что Россия наконец пришла к таким понятиям, как свобода слова, открытые границы, мир, любовь и всё такое, — мне кажется, это здорово. И выражение лица моей бабушки тоже стоило того, чтобы у вас побывать! (Смеется.) Я отлично провел время, у меня были замечательные слушатели, и я с нетерпением жду возможности вернуться в Россию. (Возможность подвернулась уже в феврале — интервью было взято чуть раньше, — ред.)

Скажи, а песню "Crown Of Moscow" ты написал в Москве или уже потом, когда вернулся домой?

Потом. На самом деле, в основе песни реальный случай. В Кремле, за кулисами, я действительно встретил совершенно очаровательную девушку. Это событие врезалось в мою память, и однажды мне захотелось о нём рассказать. И я написал эту композицию.

А вообще, как часто ты пишешь во время турне? 

Сейчас нечасто, потому что я очень сильно занят всем тем, что связано с переездами: нужно выспаться, утрясти деловые и технические вопросы; так что всё свободное время я как бы подсознательно "подзаряжаю свои батарейки". Если интересный рифф или что-нибудь еще придет мне в голову во время саундчека, то я могу сразу это и записать, но всё-таки преимущественно я работаю один в моей студии. Зажигаю свечу, завариваю чай, прячусь в своём маленьком укромном местечке — в моей студии — и начинаю сочинять.

Ходили слухи, что ты собирался приехать в Москву в октябре прошлого года, но этого так и не произошло. Ты действительно планировал тогда поездку в Россию? 

Я жутко этим расстроен — в последнее время кто-то объявляет концерты с участием Kingdom Come, а мы об этом даже не знаем. То же самое произошло и с некоторыми нашими выступлениями в Литве, Германии и Штатах. Какой-то идиот проанонсировал наши концерты, "забыв" предупредить об этом нас. Мы действительно однажды говорили с российским промоутером, и сначала всё вроде бы было гладко, но как только речь зашла о деньгах, он вдруг исчез из поля нашего зрения. (Хихикает). Это называется "добро пожаловать в реальность". Не знаю точно, что там произошло, потому что всем этим занимался наш менеджмент, я лично в переговорах не участвовал. Как я уже сказал, я с удовольствием приеду в Россию снова и сыграю не два концерта, а столько, сколько будет возможно.

Многие жалуются, что ты играешь слишком много новых вещей и почти совсем пренебрегаешь классикой. Как ты составляешь сет-лист? 

Во-первых, на фестивалях мы играем всего час, а то и меньше. Выпустив новый альбом, хочется, конечно же, сначала представить слушателям новые песни. Когда мы приедем в Россию в качестве хэдлайнеров, отыграем полтора, два или даже два с половиной часа! Я постараюсь сделать приятное всем. Но если у тебя есть только 45 минут, то стараешься сконцентрироваться на новых вещах. Что бы ты ни делал, одним это нравится, а другим — нет. Нельзя сказать, что это плохо или хорошо, просто такова жизнь. Одни жалуются на то, что звучание Kingdom Come стало слишком современным, другие думают: "Здорово, именно так группа и должна звучать"; некоторым очень важно, что ты растешь, как музыкант, а кто-то начинает ныть: "Почему ты не играешь ничего в духе двух первых альбомов?" Но лучше уж быть водопроводчиком или машинистом, чем писать песни в духе "Do You Like It" всю оставшуюся жизнь. Люди растут, я тоже расту: как личность, как музыкант, как продюсер; и я хочу поднять своих фэнов на качественно иной уровень. The Beatles за свою карьеру написали не только "She Loves You" и "А Hard Day's Night", они выпустили такие альбомы, как "Revolver" или 'Sgt. Pepper", они росли как музыканты. А некоторые люди не развиваются и хотят, чтобы ты постоянно играл одно и то же. Есть множество групп, которые так и делают, и они зарабатывают намного больше нас. Например, Motorhead вот уже 20 лет поют одно и то же, и в их случае это прекрасно работает. И пускай, каждый волен делать то, что он хочет. Мне нравится подстегивать, форсировать себя, и я надеюсь, что на этом пути я буду не одинок. В музыке Kingdom Come всегда красной нитью проходила выраженная эмоциональность, так всегда было и так всегда будет, это суть Kingdom Come.

Что ж, мы поговорили о России, давай теперь немного поговорим о Германии. Какая часть Германии и какой город тебе нравятся больше всего? 

Гамбург. Из больших городов мира он самый красивый. У нас больше мостов, чем в Венеции, у нас много зелени, у нас есть порт (а мне очень нравятся портовые города, как, например, Санкт-Петербург, люблю сидеть на берегу и наблюдать за подплывающими кораблями). У нас есть всё, что должно быть в большом городе: свой Беверли-Хиллз, свой Манхэттен, прекрасное озеро, большая река, берущая начало в океане. Гамбург мне нравится вовсе не потому, что это мой родной город, просто это действительно самый красивый город в Германии. Вот Мюнхен — совершенно не моё, Берлин слишком деловой и ультрамодный... Просто приезжайте в Гамбург, и вы всё поймете сами.

Мы слышали, что ты два года прожил в трейлере. Почему?

У меня был период свободных скитаний, я не хотел быть к чему-либо привязан, не знал, где мне хочется жить, хочу ли вернуться в Штаты или же хочу остаться в Гамбурге. Просто не представлял, что делать дальше. И тогда я продал свои лодки, купил небольшой дом на колесах и стал брать его с собой в европейские турне. А когда мы выступали в Германии, он всегда был с нами. Дело в том, что я терпеть не могу гостиницы. Или горничная разбудит тебя в восемь утра, чтобы убрать номер, или завтрак подадут холодным, или рано утром тебе позвонит какой-нибудь идиот, или окна нельзя затемнить, и с шести утра тебе в глаза бьет солнце... А я "сова", ложусь спать не раньше трех или четырех утра и встаю поздно. Такие вещи меня очень нервируют. Поэтому я брал с собой свой мобильный дом, и это было здорово. Ведь там у меня была моя собственная кровать, свой холодильник, своя гостиная, свой телевизор, там было всё. Это была не просто палатка, это был настоящий дом, отлично сделанный. И после концерта мы с моим приятелем, который продавал футболки, ехали в лес, находили хорошее место, ставили тормозные колодки, смотрели какой-нибудь классный фильм, пили чай, наблюдали в окно за животными — жизнь была прекрасна! А потом ложились спать, он — в передней части трейлера, я — в задней. Мне так это понравилось, что я купил себе большой Winnebago, это что-то вроде американского дома на колесах, он действительно очень большой — 12 метров в длину и 2,5 метра в ширину. Фактически, это однокомнатный дом класса люкс на шести колесах, там так же комфортно, как в обычном стационарном доме. Я жил так два года, пока однажды не понял, что мне нужно писать больше музыки, а в трейлере нет места для студии. Кроме того, я понял, что останусь в Германии дольше, чем предполагал изначально, так что я присмотрел себе обычный дом и продал свой трейлер. Всё как в жизни: покупаешь машину, а потом продаешь ее, приобретаешь мотоцикл, а потом продаешь его, у тебя появляется девушка, потом ты ее продаешь... (Смеется.)

Кстати, почему ты в 1990-м году вернулся из Штатов в Германию? Насколько мы помним, Kingdom Come были в то время весьма популярны в Америке... 

Я получил прекрасное предложение от компании WEA, которая находится в Гамбурге, к тому же как раз незадолго до этого распался оригинальный состав Kingdom Come, я стал скучать по дому. И я принял решение вернуться в Германию. Правда, я не думал, что перееду насовсем. Сегодня — здесь, а завтра — там, это еще не конец света. Если завтра я влюблюсь в русскую девушку, то могу переехать в Россию, в этом плане я легок на подъем.

Теперь давай обсудим твой новый альбом Perpetual. Для предыдущего диска идею оформления обложки предложил твой брат. Почему же в этот раз ты решил воспользоваться услугами профессионального дизайнера?

Потому что я не имел ни малейшего представления, что помещать на обложку. (Смеется.) Девушка моего брата (ее зовут Дениз) живет в Сиэтле и часто консультирует меня по поводу моих текстов. Перед тем, как петь песню, мне хочется немного подстраховаться. Однажды мы разговорились с ней о сказках, а в них часто употребляется это слово — "perpetual" ('вечный"). Оно используется в тех случаях, когда всё возвращается к тому, с чего начиналось, словно замкнутый круг. И внезапно мне очень понравилась идея такого названия. Я сообщил лейблу, что решил назвать альбом "Perpetual", и попросил дать задание нескольким дизайнерам, чтобы потом выбрать лучшую работу. Один художник прислал мне этого человечка с забавной головой, который ходит по кругу, и (не могу объяснить, почему) мне этот чудик понравился с первого взгляда. Правда, первоначально обложка выглядела несколько иначе: по кругу ходило три человечка...

Знаешь, она настолько отличается от большинства хард-роковых обложек! Увидев ее однажды, уже не забудешь...

И замечательно, я рад, что вы это сказали. Именно это я и говорю людям уже многие годы: я устал от клише. Пожалуйста, не надо больше костей, черепов, монстров и прочей кровавой чепухи, мне это надоело. Kingdom Come — не хэви-металлическая команда. Kingdom Come — это рок-коллектив; индустриальная, эмоциональная, атмосферная группа, вот как я определяю ее. Я знаю, что если бы написал еще штук 200 вариаций на тему "Do You Like It" и изобразил бы на обложке самого себя, восседающего на мотоцикле и увешанного пистолетами, то наверняка продал бы больше дисков. Но каждое утро я встаю, смотрю в зеркало — и доволен собой. Я не могу и не хочу делать ничего подобного, вы понимаете, о чём я? Что бы я ни делал, это обязательно будет Ленни на 110 процентов, и если кому-то это не нравится, что ж, не покупайте мои диски, всё очень просто. Я ни на кого не "наезжаю", просто не могу по-другому.

Впервые за многие годы часть материала ты записывал в Америке. Зачем тебе потребовалось работать над альбомом в двух разных местах? Или в американских студиях есть что-то, чего нет в немецких? 

Нет-нет-нет! Хотите — верьте, хотите — нет (мне самому потребовалось некоторое время, чтобы это понять), но существует определенная эмоциональная связь между людьми — и такая же связь существует между людьми и местами. Иногда в другом месте песня звучит совершенно иначе. Например, я никогда не стал бы микшировать альбом в той студии, где я его записывал. Хотя, вообще-то, я не должен говорить "никогда", потому что уже так поступал, но впредь делать этого не буду. Что-то происходит с песней, когда берешь ее из того места, где записал, и микшируешь в другом. Всё звучит совершенно иначе — микрофон, консоль, вся система. Благодаря этому материал воспринимается по-другому, как будто смотришь на него свежим взглядом. Это дает дополнительный импульс, который необходим, чтобы из хорошей песни сделать отличную. Некоторые, наверное, подумают, что всё это не больше, чем треп, но другие поймут, что я имею в виду. Это как с девушкой — ты не хочешь, чтобы она постоянно была у тебя дома, и вы идете куда-нибудь на прогулку. Это та же самая девушка, но в кафе ты будешь воспринимать ее совершенно иначе, чем дома. Разнообразие — замечательное свойство жизни.

В прошлый раз, когда мы обсуждали Independent , ты сказал, что сохранил в этом альбоме все типичные элементы Kingdom Come. Скажи, а какие элементы, на твой взгляд, являются типичными для Kingdom Come?

Типичные элементы... Отсутствие скоростных моментов, много эмоций, тяжелые риффы, атмосферное звучание и бьющая наотмашь стена гитарного звука. Мне нравится удивлять людей, комбинируя различные детали. Мне нравится звучание Massive Attack, оно очень атмосферное, этакий космический нью-эйдж, но если всё время играть только так, это утомляет. Iron Maiden — хорошая группа, но послушав две ее песни, уже знаешь их все. (Да неужели? — ред.) Комбинировать разные элементы — не так-то просто, зато очень интересно. Я не утверждаю, что изобрел музыку заново, но пытаюсь придумать новое. И поэтому мне всегда были близки такие команды, как Depeche Mode, Led Zeppelin или The Beatles, музыканты, которые понимали, что в рок-музыке гораздо больше звуков, чем можно извлечь с помощью гитары, ударных и бас-гитары. Эти коллективы всегда работали с огромным количеством всевозможных элементов, которые можно не заметить, но отсутствие которых почувствуешь моментально. Именно с помощью таких элементов музыкант и продюсер добиваются того, чтобы песня "работала". Надеюсь, я ответил на ваш вопрос; не знаю, как это объяснить по-другому.

Ты упомянул отсутствие скоростных моментов, но в то же время первое, что многие вспоминают при упоминании Kingdom Come, — такие вещи, как Living Out Of Touch или Only Rainbows Know... 

Ну, это вовсе не скоростные вещи. Да, они тяжелые, но совсем не скоростные. Взять хотя бы ритм ударных на "Living Out Of Touch" — около 60 процентов всех моих песен выдержано в этом ритме. Megadeth или Iron Maiden — вот что такое настоящая скорость. (Имитирует скоростной пассаж.) Это не мое. Мне нравится, чтобы композиции "дышали", а добиться того, чтобы песня передавала настроение и отношение, в трехминутном формате невозможно. Конечно, иногда я слушаю и более быстрые вещи, но одно дело слушать музыку, а совсем другое — ее писать. Я слушаю Van Halen, но никогда не буду писать песни в этом стиле. Ты можешь обожать рыжих, но влюбиться в блондинку или брюнетку — кто знает?

Скажи, а песня King Of Nothing адресована кому-то конкретно, или это просто твой взгляд на современную политику?

(Вздыхает.) Я стараюсь не быть проповедником, не хочу казаться умнее всех. Но мне кажется, что настало время высказать свое отношение к тому, что происходит. Я написал эту вещь как раз тогда, когда началась вся эта мерзость в Ираке. Думаю, что всё, что я хотел этой песней сказать, вполне ясно из текста, но основная ее мысль такова: главная причина войн — религия. Люди используют ее, чтобы развязывать войны, и мне это уже осточертело. Каждый может верить, в кого хочет, молиться, кому хочет, — меня это не волнует. Ты можешь отрастить бороду длиной 20 метров, можешь покрасить свои волосы в оранжевый цвет, можешь есть ботинки на завтрак — меня это совершенно не касается. (Дружный смех.) Делай всё, что тебе заблагорассудится, только не втягивай в это меня! Главная наша проблема состоит в том, что в мире очень много невежества, необразованности, особенно на Ближнем Востоке. Идеология людей, воспитанных только на религии, базируется на тезисе: "Запад — это зло, мы — избранные". Такие люди очень необразованны, я не хотел бы говорить "глупы", но именно необразованны, и они, в конце концов, становятся фанатиками. Именно они начинают войны. И именно им я пытался адресовать эту песню: если ты хочешь отправиться в рай, взорвав себя бомбой, — вперед, только не втягивай в это меня.

Судя по таким вещам, как "With The Sun In Mind" или "Free Bird", создается впечатление, что тебе гораздо комфортнее в мире грез, чем в реальной жизни. Это действительно так?

М-м-м, мне понравилось, как вы это сформулировали, и мне было бы очень просто ответить "да", но это не так. Я люблю иллюзорные, неоднозначные тексты; хорошо, когда у слушателя есть возможность додумать, интерпретировать их по-своему. Иногда мне нравятся и веселые, беззаботные песни, не каждый же раз долбить людям головы заявлениями типа: "Я хочу сказать вам нечто очень важное!" или "Нам нужно сделать то или это". Это тоже часть меня. Забавно, но иногда мне кажется, что во мне дремлют несколько совершенно разных людей. С одной стороны, я очень целеустремленный человек, иду к цели напролом и сметаю всех, кто стоит у меня на пути; я должен держать всё под контролем, но с другой стороны, я очень миролюбивый, мечтательный чудак. Всё, что вы слышите в моей музыке, отражает ту ли иную мою сторону, и мне это гораздо проще объяснить песней, чем просто сказать словами. Так я и общаюсь с людьми — посредством музыки, ведь что бы я ни сказал, это будут всего лишь слова; они, возможно, будут что-то значить, но это будут лишь слова. Я считаю, что песня может высказать намного больше, чем любая книга, но это, конечно, точка зрения музыканта. (Хихикает.)

Какой реакции ты ждешь от своих слушателей? Ты хочешь, чтобы, включая твою музыку, люди становились счастливее? Или же чтобы они сочувствовали тебе, слушая такие песни, как Rather Be On My Own? 

Во-первых, я не жду от слушателей ничего конкретного, потому что если ничего не ждешь, то не будешь разочарован. Я надеюсь, что моя музыка достигнет сердец многих людей; на свете нет ничего лучше, чем выходить на сцену перед тысячами фэнов Kingdom Come, пришедшими на ТВОЕ выступление, чтобы услышать ТВОИ песни, нет ничего приятнее этого. Секс — это тоже здорово, но это совсем другое... Когда я пишу песни, то не думаю о критиках, журналах, фэнах или о ком-то другом, я просто пишу для себя. У меня нет никакого плана, всё это так спонтанно, непредсказуемо и прекрасно... Это нечто сверхъестественное — ты создаешь из ничего нечто, это сродни рождению ребенка. Я занимаюсь музыкой не из-за денег, в этом случае мне вообще не следовало бы лезть в шоу-бизнес, потому что он сейчас — полный отстой. Для меня музыка — зов души, то, без чего я не могу. Если бы меня волновали деньги, я бы снова перекрасился в блондина, занимался бы самокопированием и, думаю, жил бы очень неплохо. Но это был бы не я. И я могу только надеяться, что людям нравится то, что я делаю. Увы, в наше время стало очень сложно "достучаться" до людей. Если бы The Beatles написали "Yesterday" сегодня, всем было бы наплевать. А если бы все радиостанции мира сейчас крутили "Silhouette Paintings", "Watch The Dragonfly" или "Gotta Move Now", уверяю вас, я без проблем собирал бы стадионы. Но люди не знают о существовании Kingdom Come! Недостаточно просто прочесть о группе, нужно еще послушать ее песни, и это самая серьезная проблема из всех, с какими сталкивались Kingdom Come за последние 10 лет. О нас просто никто не знает. Сейчас я существую исключительно благодаря фэнам.

Одна наша знакомая как-то сказала, что ей нравится "Independent", но она не может часто его слушать, потому что в нём слишком много боли. Ты согласен с этим?

(Пауза.) "Independent", конечно, далеко не беззаботный альбом, я с этим согласен. Это не поп-музыка. Вообще-то я очень дружелюбный парень, люблю жизнь, она прекрасна, всё просто шуба-дуба-тра-ля-ля, я всем доволен. Я счастливый человек, но моя музыка очень надрывна, в этом ваша знакомая совершенно права. По большей части мои песни очень невеселые, и Kingdom Come никогда не будут крутить на курортных вечеринках. Kingdom Come — это нечто очень личное, его либо любишь, либо ненавидишь, третьего не дано.

В песне "Time То Realign" ты поешь: "Wish to turn back time, changing things you should (Хотел бы повернуть время вспять, чтобы сделать всё иначе)". Скажи, а тебе на самом деле когда-нибудь хотелось изменить что-то в твоей жизни или карьере?

Радикально — ничего. Я иногда сожалею о том, что совершил, поверьте, я далеко не ангел и наделал много всякой фигни. Было несколько случаев, когда я нес откровенную чушь или вел себя не так, как нужно, но в этой песне говорится скорее, о третьем лице, а не обо мне самом. Я не думал о себе в подобном ключе.

Давай теперь вернемся немного назад и поговорим об одной из композиций с твоего немецкого альбома (1999). О чём рассказывается в песне Tante Emma?

"Tante" по-немецки значит "тетя". Дело в том, что в Германии вплоть до конца 70-х годов было много маленьких магазинов. Буквально на каждой улочке был свой магазинчик, в котором продавалось всё — газеты, мармелад, молоко, детские игрушки, шляпы; за прилавком стояли очень милые пожилые женщины, и все покупатели общались с ними, как с близкими родственниками. "Здравствуйте, фрекен Уолкер, как ваши дела? Пожалуйста, дайте мне молоко, как обычно..." Это было здорово. А потом внезапно появились все эти супермаркеты. И сейчас везде неоновые огни, скоростное обслуживание, купи всё здесь и сейчас, отдай мне свои деньги и проваливай! (Дружный смех.) Вот о чём эта вещь. Если ты приедешь в Германию, и скажешь, что скучаешь по магазину тети Эммы, то все поймут, что ты имеешь в виду. "Магазин тети Эммы" — это частная лавочка с очень душевной атмосферой. Вообще, это очень забавная песня. Мой немецкий альбом — это не Kingdom Come; там, конечно, есть некоторые моменты в духе группы, потому что Kingdom Come — это я, но в целом диск получился очень беззаботным. Вообще, в моих текстах много забавных деталей, но чтобы рассказать о них всех, потребуется очень много времени.

Сейчас многие группы переиздают на DVD свои старые видеозаписи и делают новые DVD-концертники. Есть ли у нас шанс в ближайшее время увидеть DVD Kingdom Come?

Как раз сейчас я веду об этом переговоры, но существует одна большая проблема, ответственность за которую лежит только на мне. Мы выступали вместе с крутыми группами, ездили в турне с Metallica, Bon Jovi, Van Halen, Scorpions, Black Sabbath и многими другими, но никогда не брали с собой камеру! Вы когда-нибудь встречали таких идиотов?

Нет! (Смеется.) 

Я просто рву на себе волосы! На этих DVD я мог бы заработать кучу денег, но мне нечего на них помещать. Что же касается переиздания старых видеоклипов, то это будет весьма проблематично, потому что права на них принадлежат Polygram и Universal.

Планируешь ли ты в обозримом будущем снова приехать в Россию?

Я очень хочу приехать еще раз и провести у вас гораздо больше времени, чтобы успеть почувствовать вашу страну. В конце концов, Россия чертовски огромна, и я хочу выступать не только в Москве и Санкт-Петербурге, мне хочется путешествовать по всей стране. Я могу сыграть в Сибири или где угодно еще, только дайте мне палатку и гитару. Как только я найду промоутера, который не будет неделями заговаривать нам зубы и исчезать, когда дело доходит до выступления, на следующий же день я буду в самолете. 

© Роман Патрашов, Наталья Хорина, Russian Darkside e-Zine, 2005, 
перевод — Наталья Хорина,
opганизация — Елена Уфимцева (Art Music Group